13:58 

Несколько эпизодов из дел великого русского адвоката Плевако

Гидрар Гирум
Теперь у вас есть я...

из присланного
Плевако имел привычку начинать свою речь в суде фразой: "Господа, а ведь
могло быть и хуже". И какое бы дело ни попадало адвокату, он не изменял
своей фразе. Однажды Плевако взялся защищать человека, изнасиловавшего
собственную дочь. Зал был забит битком, все ждали, с чего начнет адвокат
свою защитительную речь. Неужели с любимой фразы?
Невероятно. Но встал Плевако и хладнокровно произнес: "Господа, а ведь могло
быть и хуже" И тут не выдержал сам судья. "Что,- вскричал он,- скажите, что
может быть хуже этой мерзости?" "Ваша честь,- спросил
Плевако,- а если бы он изнасиловал вашу дочь?".

Однажды Плевако участвовал в защите старушки, вина которой состояла в краже
жестяного чайника стоимостью 50 копеек. Прокурор, зная, кто будет выступать
адвокатом, решил заранее парализовать влияние речи защитника, и сам высказал
все, что можно было сказать в пользу
подсудимой: бедная старушка, нужда горькая, кража незначительная, подсудимая
вызывает не негодование, а только жалость. Но собственность священна, и,
если позволить людям посягать на нее, страна погибнет.
Выслушав прокурора, поднялся Плевако и сказал: Много бед и испытаний
пришлось перетерпеть России за ее более чем тысячелетнее существование.
Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки.
Двенадцать языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все
преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь...
старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно,
не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно.
Естественно, старушка была оправдана.

Судили священника. Набедокурил он славно. Вина была доказана. Сам подсудимый
во всем сознался. Поднялся Плевако. "Господа присяжные заседатели! Дело
ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый
совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше
внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал
вам на исповеди грехи ваши.
Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грехи". Священника оправдали.

Как-то Плевако защищал мужчину, которого проститутка обвинила в
изнасиловании и пыталась получить с него значительную сумму якобы за
нанесенную травму. Обстоятельства дела: истица утверждает, что ответчик
завлек ее в гостиничный номер и там изнасиловал. Мужчина же заявляет, что
все было по доброму согласию. Последнее слово за Федором Плевако.
- Господа присяжные, - заявляет он. - Если вы присудите моего подзащитного к
штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые
истица запачкала своими туфлями.
Проститутка вскакивает и кричит:
- Неправда! Туфли я сняла!
В зале хохот. Подзащитный оправдан.

Плевако любил защищать женщин. Он вступился за скромную барышню из
провинции, приехавшую в консерваторию учиться по классу пианино.
Случайно остановилась она в номерах "Черногории" на Цветном бульваре,
известном прибежище пороков, сама не зная, куда с вокзала завез ее извозчик.
А ночью к ней стали ломиться пьяные гуляки. Когда двери уже затрещали и
девушка поняла, чего от нее домогаются, она выбросилась в окно с третьего
этажа. К счастью упала в сугроб, но рука оказалась сломана. Погибли розовые
мечты о музыкальном образовании.
Прокурор занял в этом процессе глупейшую позицию:
- Я не понимаю: чего вы так испугались, кидаясь в окно? Ведь вы,
мадемуазель, могли бы разбиться и насмерть! Его сомнения разрешил
разгневанный Плевако.
- Не понимаете? Так я вам объясню, - сказал он. - В сибирской тайге водится
зверек горностай, которого природа наградила мехом чистейшей белизны. Когда
он спасается от преследования, а на его пути - грязная лужа, горностай
предпочитает принять смерть, но не испачкаться в грязи!..

Однажды попало к Плевако дело по поводу убийства одним мужиком своей жены.
На суд адвокат пришел как обычно, спокойный и уверенный в успехе, причем
безо всяких бумаг и шпаргалок. И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако
встал и произнес: - Господа присяжные заседатели!
В зале начал стихать шум. Плевако опять:
- Господа присяжные заседатели!
В зале наступила мертвая тишина. Адвокат снова:
- Господа присяжные заседатели!
В зале прошел небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять:
- Господа присяжные заседатели!
Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища
народа. А Плевако снова:
- Господа присяжные заседатели!
Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и
заседателями. И вот, наконец, Плевако поднял руку, призывая народ
успокоиться.
- Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково
было этому несчастному мужику слушать 15 лет несправедливые попреки и
раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!
Зал оцепенел, потом разразился восхищенными аплодисментами. Мужика
оправдали.

В Калуге, в окружном суде, разбиралось дело о банкротстве местного купца.
Защитником купца, который задолжал многим, был вызван Ф.Н.
Плевако. Представим себе тогдашнюю Калугу второй половины XIX века.
Это русский патриархальный город с большим влиянием старообрядческого
населения. Присяжные заседатели в зале - это купцы с длинными бородами,
мещане в чуйках и интеллигенты доброго, христианского нрава.
Здание суда было расположено напротив кафедрального собора. Шла вторая
седмица Великого поста. Послушать "звезду адвокатуры" собрался весь город.
Федор Никифорович, изучив дело, серьезно приготовился к защитительной речи,
но "почему-то" ему не давали слова. Наконец, около 5 часов вечера
председатель суда объявил:
- Слово принадлежит присяжному поверенному Феодору Никифоровичу Плевако.
Неторопливо адвокат занимает свою трибуну, как вдруг в этот момент в
кафедральном соборе ударили в большой колокол - к великопостной вечерне.
По-московски, широким размашистым крестом Плевако совершает крестное
знамение и громко читает: "Господи и Владыко живота моего, дух праздности...
не даждь ми. Дух же целомудрия... даруй мне...и не осуждати брата моего...".
Как будто что-то пронзило всех присутствующих. Все встали за присяжными.
Встали и слушали молитву и судейские чины. Тихо, почти шепотом, словно
находясь в храме, Ф.Н.
произнес маленькую речь, совсем не ту, которую готовил: "Сейчас священник
вышел из алтаря и, земно кланяясь, читает молитву о том, чтобы Господь дал
нам силу "не осуждать брата своего". А мы в этот момент собрались именно для
того, чтобы осудить и засудить своего брата. Господа присяжные заседатели,
пойдите в совещательную комнату и там в тишине спросите свою христианскую
совесть, виновен ли брат ваш, которого судите вы? Голос Божий через вашу
христианскую совесть скажет вам о его невиновности. Вынесите ему
справедливый приговор".
Присяжные совещались пять минут, не больше. Они вернулись в зал, и старшина
объявил их решение:
- Нет, не виновен.

Очень известна защита адвокатом Ф.Н.Плевако владелицы небольшой лавчонки,
полуграмотной женщины, нарушившей правила о часах торговли и закрывшей
торговлю на 20 минут позже, чем было положено, накануне какого-то
религиозного праздника. Заседание суда по ее делу было назначено на 10
часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника
- Плевако. Председатель суда распорядился разыскать Плевако. Минут через 10
Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл
портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако
вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут
одиннадцатого. Председатель указал ему, что на стенных часах уже 20 минут
одиннадцатого. Плевако спросил председателя: - А сколько на ваших часах,
ваше превосходительство? Председатель посмотрел и
ответил:
- На моих пятнадцать минут одиннадцатого. Плевако обратился к прокурору:
- А на ваших часах, господин прокурор? Прокурор, явно желая причинить
защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:
- На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.
Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и как сильно он,
прокурор, помог защите.
Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что
подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил
признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако.
Речь длилась две минуты. Он заявил:
- Подсудимая действительно опоздала на 20 минут. Но, господа присяжные
заседатели, она женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы
с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами?
Когда на стенных часах - 20 минут, у господина председателя - 15 минут, а на
часах господина прокурора - 25 минут.
Конечно, самые верные часы у господина прокурора. Значит, мои часы отставали
на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы
очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.
Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с
опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно
требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше
разбиралась во времени, чем мы с прокурором?
Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.


URL
   

Ретро-сетка

главная